Интервью с автором «Имаджинариума» Сергеем Кузнецовым

Интересный рассказ

Долгая прекрасная история— началась примерно два года назад, когда мне в руки попал Диксит. Я подсел на игру и напечатал к нему 9 тысяч карточек, и играл в них, пока не задолбался.

  • А где ты нашел столько картинок?

В Интернете есть куча уже подготовленных и отобранных прямо для игры. Как правило, они от людей из России, которым нравилась игра, но которые не были довольны качеством карточек, и делали дополнительные.

  • И ты решил их издать?

Через некоторое время мне подумалось, что если мне так нравятся дополнительные карточки, то они понравятся кому-то ещё, и мы решили их производить. Года два назад издали допнаборы, которые начали продавать через «Триоминос», а потом и остальные сети. После этого мы поняли, что неправильно с точки зрения кармы продавать дополнение к чужой игре. И решили выпускать свою игру. У нас как раз была другая система подсчёта очков, было другое поле. В общем, мы всё равно давно играли по другим правилам. Мы проверили возможность выпуска своей игры. Выяснилось, что в России механика как таковая не является объектом патентного права. Если игра уникальна по своему содержанию, то мы находимся в рамках правового поля. Все иллюстрации мы выкупаем. Под каждый набор мы подбираем ту тематику, которая интересна нам.

  • Как ты подбирал художников?

Помогли соцсети и азы краудфандинга. Первый набор — иллюстраторы с Лепрозориум.ру. Там очень много российских иллюстраторов. Выбирали лучших с нашей точки зрения. Для последующих наборов поняли, что одной соцсетью мы не можем ограничиваться, и дальше начали привлекать все большие и не очень большие сообщества иллюстраторов, которые есть. Искали там, выкупали изображения.

  • Было ли специальное задание на карточку?

Мы не просим рисовать под нас. Очень тяжело давать техническое задание на 98 карт одной тематики, чтобы они тебе нравились. Иллюстратор даёт нам всю базу изображений, которую может продать, потом выбираем хорошие карточки, формируем набор. Получается 500 карточек, из которых выбираем 98, которые входят в набор. Их и выкупаем.

  • То есть некоторые иллюстраторы были такие напрочь упоротые ещё при рождении, а не когда работали по вашему техническому заданию?

Да-да-да. Мы только отбираем. Очень редко просим дорабатывать. По пальцам могу пересчитать случаи, когда дорабатывали. Сразу ищем иллюстрации с кучей мелких деталей, которые так важны для этой игры.

  • Многие говорят, что карточки несколько мрачные. Почему так?

Мы хотели сделать взрослую и экспрессивную игру. Мы решили, что мы делаем игру для взрослых, и это, как мне кажется, вполне. Особенно, например, дружелюбная атмосфера Ариадны.

  • Правда, что ты не знаком со всеми художниками?

Да, вот в качестве мини-иллюстрации: мы проводили турнир по Химере, пришел очень странный человек. Двухметрового роста, с распущенными волосами, в косухе, с белой линзой в одном глазу. Говорит ник и просит набор. Оказалось, что это один из наших иллюстраторов. Теперь я знаю, что он здрав, в трезвой памяти и рисует в обычном состоянии сознания.

  • Сколько иллюстраторов ты знаешь лично?

Человек 6 из 100, с которыми мы работаем. Я, как правило, не знаю, кто и что рисует. Мы выбираем иллюстрации без подписей, то есть сначала собираем картинки в набор, а потом смотрим, кто это. Правда, есть, конечно, люди, которые рисуют для модных журналов — у них почерк, узнаваемый буквально с пары штрихов, там всё равно понятно, кто это был.

  • А сколько ещё будет дополнений?

Мы понимаем, что не хватает дополнений в сегменте детей. Соответственно, уже почти сделали новую игру «Имаджинариум: детство» отдельной коробкой, плюс до конца года, предполагаю, будет ещё 2-3 допнабора карт.

  • Дополнение раз в полгода?

Тяжело судить. Столкнулись с тем, что не могли найти качественные иллюстрации, странные, с кучей деталей. Например, Химеру выпускали на два месяца дольше, чем планировали. Сейчас мы выходим на другие страны. Например, хотим скоро сделать набор исключительно из иллюстраций индийских художников.

  • Ты не боишься, что тебя будут копировать?

Вообще нет страха. Я за здоровую конкуренцию. Игровая механика — не та вещь, которая должна защищаться от копирования. Если будут повторять — сегмент будет развиваться. Мы уделяем очень много времени поиску иллюстраций. Если у копий будет так же — замечательно, если нет — вряд ли они смогут нормально продаваться.

  • Расскажи про слонов.

Да, история с фишками была интересная. Первоначально мы решили, что фишки должны быть деревянными. За адекватные деньги ни одна компания не могла предоставить нам продукт. В итоге мы нашли людей, которые умеют резать фанеру лазером. Вторая часть марлезонского балета. Надо было найти тех, кто готов красить фишки. А красить в тогдашних объёмах можно было только руками. Нашли компанию, которая занималась мелкой работой по дереву. Получилось очень дешево. Мы сначала боялись, что это детский сад, где дети акварелью красят слонов. Потом сходили, увидели взрослых людей, которые красят всё это. В любом случае быстро дошли до того, что не могли производить игру, потому что было физическое ограничение на слонов в день — мы получали примерно 60 комплектов (около 350 слонов в сутки). Их сильно не хватало, начали решать. Пришлось перейти на пластик, сейчас льём из него.

  • А что за кот с бутылкой в зубах на фото с игрой?

Это один из прекрасных мемов с Лепры. Какие-то люди на короткой ноге с фотошопом на обычном фото с нашими слонами сделали коллаж с котом с кеглей во рту. Было это года полтора назад. Даже сейчас на каждом турнире ко мне подходят люди и спрашивают: «Где кот с кеглей и почему вы его не поставляете, ведь это идеальная фишка!». Может, действительно выпустим ограниченный набор котов.

  • Ты говорил, что очень увлечён Имаджинариумом. У тебя в дорожном наборе три карты, которые нельзя достать иначе, кроме как купив его. Как думаешь, сколько людей пойдут на это только ради коллекционной ценности этих карт?

Отвечу не прямо. Этот набор берут не только ради карт (хотя и ради них в том числе). Идея была в том, чтобы избавить людей от покупки новой коробки, потому что игра довольно дорогая даже для регионов. А при интенсивной игре карточки теряются, слоны убегают. В общем, у самых-самых активных игроков компоненты уже не очень. В итоге мы общаемся с кучей людей, они играют даже с родителями. В итоге многим нужны замены компонентов. Мы делали этот набор, чтобы у людей была возможность купить слонов, карточки для голосования и отдельное поле. Плюс хорошие друзья посоветовали добавить туда отдельные карточки, чтобы людям было приятнее покупать этот набор.

Судя по Фейсбуку — это люди 25-35 лет, мужчин и женщин почти поровну. На турнирах девушки играют больше. Может, им слоны нравятся.

  • Первая партия игры начинается с того, что мужчины пытаются отнять у девушек картинки, чтобы хоть как-то начать играть, а не просто их рассматривать. Не думаешь ли ты что-то делать с этими рисунками ещё?

Было в планах на этот год. Сейчас переделываем сайт игры, хотим добавить опцию покупки иллюстраций и печати на футболках. Нас не очень много в компании, поэтому если сможем перевести на аутсорс — будет.

  • Расскажи о своей компании.

Компания состоит из трёх человек. Началось всё так: мы собрались и решили обсудить, чем заняться. У меня было некоторое количество денег, у Тимура — идеи про Вавилонский разговорник. Мы решили делать.

Вмешивается Тимур: «Всё было не так. Он мне написал, сказал, что есть офигенная идея — заниматься голой уборкой».

Сергей продолжает: А, ну да. Да, была готова бизнес-модель. Я посчитал, что в рамках закона в РФ можно заниматься. Будут приезжать специальные женщины и убираться в квартире голышом. Это прекрасно: во-первых, законно, а во-вторых, маржинально.

Тимур: «Я решил спасти его от мук ада и сказал: давай ещё книгу сделаем».

Сергей: Тем не менее, у меня до сих пор есть домены под этот проект. И раз в год всплывают напоминания про это. Но Тимур сказал: давай лучше вложим деньги в бесполезную книгу. Так появился «Разговорник». А потом мы начали воплощать многие другие безумные идеи.

  • Можно ждать новых продуктов?

Да. Весёлое — в лайфстайле и подарках, в играх — классика. Например, недавно сделали Флирт цветов из девятнадцатого века.