Играй на победу: часть 19

Мы продолжаем публиковать перевод книги «Playing to Win» Дэвида Сирлина с разрешения автора. В первой части можно найти больше деталей о том, что это за книга и что за тип в мире настольных игр и киберспорте Дэвид.

Из-за чего игрок становится лучшим?

Я годами размышлял, благодаря каким качествам игрок становится лучшим. Существует ли единый типаж непобедимого игрока? Или к победе есть несколько путей? Все ли конкурентные игры требуют по сути одинаковых качеств, или они широко варьируются в зависимости от игры? Это серьезный предмет обсуждения, выходящий за пределы данной книги, но мне бы хотелось его затронуть.

В книге «Построенные навечно» задается аналогичный вопрос — из-за каких качеств компания становится лучшей в своей отрасли. Если бы в этой книге просто сравнивались все ведущие компании, то обнаружились бы такие сходства, как «в каждой есть сотрудники и здания». Чтобы вместо качеств не находить «здания», в этой книге сравнивались лучшие компании в целом ряде отраслей с компаниями на втором месте в этих же отраслях. Компании на первом и втором месте имеют много общих черт, но вопрос в том, существует ли набор качеств, относящейся к первой компании, которого нет у второй. Так что я попытался определить, что отличает лучшего игрока от группы ближайших конкурентов, входящих в десятку сильнейших.

Во-первых, я определил перечень факторов, которые мне казались наиболее важными, затем рассмотрел лучших игроков из различных жанров игр, чтобы понять, какие факторы действительно выводят золотых призеров из группы сильнейших. Все это чрезвычайно бессистемно и антинаучно, имеет уклон к известным мне играм, поэтому за достоверность не ручаюсь, но мне хочется верить, что какие-то истины я понял.

Вот первоначальный список качеств, которые, по моему мнению, могут превратить игрока в золотого призера:

  • Хорошее знание турнирных соревнований
  • Глубокие познания в текущей игре
  • Любовь к игре
  • Психологическая стойкость
  • Правильное отношение к победе, проигрышу, совершенствованию
  • Техническое мастерство (как правило, ловкость)
  • Способности к адаптации
  • Знания или способности к другим играм данного направления
  • Йоми
  • Умение оценивать

Хорошее знание турнирных соревнований и глубокие познания в текущей игре

Если вы далеки от конкурентных игр, но хотите в них участвовать, то важно стремиться к каждому из этих качеств без исключения. Но опять-таки, некоторые из них на самом деле не отличают хороших игроков от великих. Например, «хорошее знание турнирных соревнований» является тем качеством, которым владеют почти все опытные игроки, в качестве предварительного условия для попадания хотя бы в десятку сильнейших. И «глубокие познания в текущей игре» — это, безусловно, качество, отделяющее опытных игроков от средних, но ни в одной игре лучшим игроком не становился тот, чьи знания были глубже.

Любовь к игре

«Любовь к игре» — это, скорее, призвание. Самые лучшие игроки, скорее всего, по-настоящему любят играть, в сравнении с остальной десяткой сильнейших, которые просто «бросают в бой» собственные трюки. Возможно, любовь к игре позволяет лучшему игроку удерживать первенство гораздо дольше, чем у него бы получилось в противном случае, но есть множество ужасных игроков, которые также любят игру, поэтому хоть это и важное качество, вряд ли оно является весомой отличительной чертой.

Психологическая стойкость

«Психологическая стойкость» казалась более перспективной. Практически по определению, у «игрока номер один» должен быть непочатый край концентрации и силы воли, которые продержат его на должном уровне в течение долгих часов соревнования. Я хотел бы подчеркнуть, насколько проще об этом говорить, чем сделать на самом деле. Если кто-то и соответствует определению «психологически стойкого», то, думаю, можно назвать меня самого. Хотя у меня часто мелькает мысль где-то на подсознании, насколько легче было бы проиграть следующий раунд, и на этом закончить, вместо того, чтобы сражаться с последующей цепочкой первоклассных игроков. Задумываться о таких вещах всегда опасно, и, возможно, недостаток психической стойкости удерживает некоторых игроков из десятки от того, чтобы стать первым номером, однако по-прежнему остаются еще более важные действующие факторы.

Правильное отношение к победе, проигрышу, совершенствованию

Это был неоднозначный пункт. На первый взгляд, многие из лучших игроков отличаются исключительно резким отношением. Они не хотят признавать хоть какие-то заслуги соперников или оказывать уважение, и, как правило, отличаются завышенной самооценкой. Но они не всегда вели себя таким образом. Они обычно гораздо лучше вели себя во время восхождения к вершине, чем когда уже оказались на ней. Судя по всему, власть развращает. Тем, кто всегда был резок, трудно пробиться на самый наверх, так что на самом деле это отличительная черта, хотя на первый взгляд, враждебное отношение может встретиться среди игроков любого уровня. Конечно, вы также встречали неважных игроков с прекрасным отношением к окружающим.

Техническое мастерство

Мне казалось, что теоретически «техническое мастерство» может быть одним из определяющих качеств лучшего игрока в «сложившейся» игре (которая просуществовала достаточно долго, чтобы в ней редко появлялись новые открытия об игровом процессе). На самом деле, это не является правдой. Безусловно, больше навыков в выполнении сложных техник никогда никому не повредит, и в играх, которые требуют сноровки, у лучших игроков ее, как правило, в избытке. Но по-настоящему хорошие игроки — это не те, у кого исключительная ловкость и техника, так как существуют более важные действующие факторы.

Адаптация (в отличие от планирования)

«Способность к адаптации» — это провокационное выражение. Для начала давайте посмотрим на его противоположность: способность к планированию. Некоторые игроки очень заинтересованы в понимании точного «устройства» игры. Они имеют глубокие знания о правилах игры, следствиях из этих правил, и об оптимальных ситуациях, которые им бы хотелось создать. У них есть план. Они будут знать, что в определенной ситуации у соперника есть, допустим, пять допустимых ответных реакций. Им будет известен оптимальный контрудар, который минимизирует общий риск и максимизирует общую выгоду. Возможно, оптимальный контрудар приведет «уравновешиванию» реакции 1 и 2, небольшому преимуществу по сравнению с 3 и 4, и большому преимуществу по сравнению с реакцией 5. Любитель планов знает все входы и выходы из этой ситуации, как в нее направить игру, и «решение» для нее. Однажды я слышал, как игрок утверждал, что может обыграть кого угодно в матче определенных персонажей конкретной файтинговой игры. Когда его спросили, почему он так уверен в себе, он ответил: «потому что я знаю алгоритм». «Знание алгоритма» — это то, чем я прославился и за что меня дразнили многие годы. Идеальный девиз для того, кто любит планировать.

Но, что несколько меня удивило, это качество редко встретишь у самых лучших игроков. Мне казалось, что те игроки, которые обладают глубоким пониманием устройства игры и знают оптимальную реакцию на все игры с догадками, как правило, выходят на первое место. Возможно, тип людей, любящих планировать, встречается так редко, что он просто занимает пропорционально маленькое количество среди первых мест в различных играх. Или, возможно, данный подход уступает способности к адаптации. Очень многие игроки, которых я опрашивал, включили способность к адаптации в список трех наиболее важных черт золотого призера, а я даже не перечислял ее среди вариантов для выбора, чтобы подчеркнуть их мнение. Некоторые даже используют ее в качестве основного показателя, определяющего, насколько хорош другой игрок: может ли он быстро адаптироваться к новым ситуациям? Да, и если способного к адаптации игрока поместить в описанную выше ситуацию (с 5 возможными реакциями соперника), то как бы он действовал? Ему может даже не понадобится знание всей ситуации в целом. Все, что он знает — что от вас последует ответная реакция 5, и он на нее не клюнет.

Вот забавная история о способности к адаптации. Турнир «B3» был судьбоносным событием в истории файтингов. Он означал первую встречу между практически непобедимыми игроками Джоном Чоем и Алексом Валле в игре Street Fighter Alpha 2. Каждый с легкостью одолел остальных участников состязания, и, наконец, они встретились друг с другом в финале. В этот момент Алекс Валле бросил в бой новую, никому до этого неизвестную технику, которую он приберег к этому случаю. Следует отметить, что подход «приберегу лучшее на потом» выходит вам боком 99 раз из 100, но это одна из тех легендарных историй, которые настолько невообразимы, что почти не похожи на правду. Техника Валле, которую неопытный наблюдатель вероятно даже не заметил бы, сработала и стала единственной самой мощной техникой в игре, она изменила способ ведения игры, и была сразу же названа «Valle CC» в честь самого игрока. Дело в том, что это был не обычный трюк, но самая мощная, качественно новая тактика, с которой только сталкивались в игре.

Как же Чой справился с незнакомой стихией? Многие игроки проиграли бы весь сет, даже не осознавая действий Валле. Чой, возможно, не полностью осознавал, что происходит, но он понял, что правила внезапно очень изменились. Он в итоге проиграл этот матч, но на этом все закончить было бы несправедливо. Он изменил стиль игры, все реже и реже попадался на новую уловку, ему даже удалось применить ее в ответ по отношению к Валле. Валле доминировал несколько раундов, но его хватка слабела все больше и больше, по мере продолжения игры. Зрители были необычайно взволнованны, так как была вероятность, что Чой даже удержится против такого преимущества соперника, тем более силы постепенно смещались в его пользу. Матч длился максимальное положенное время: до последней единицы здоровья у обоих игроков в 3-м и финальном раунде, состоящих из 14 боев и финального боя. На самом последнем рубеже Чой проиграл. Тем не менее, даже сегодня на этот матч ссылаются как на самый удивительный пример адаптации в файтинговых играх. В этом матче Чою было бы мало пользы от планирования, при этом практически все считают способность к адаптации редкой отличительной чертой игроков наиболее высокого класса. И пусть эта история не создаст вам неверное представление и о Валле. Валле вполне заслуживает своего статуса лучшего игрока, и хотя он, может, не так силен в планировании, он многократно доказывал свое абсолютное лидерство в области адаптации.

Знания или способности к другим играм данного направления

«Знания или способности к другим играм данного направления» — это несколько неожиданная черта для лучшего игрока. В конце концов, если игрок действительно так хорош, что захватил лидерство среди одержимых и кровожадных конкурентов, откуда у него время или энергия, чтобы играть во что-то еще на высоком уровне, даже в похожие игры? Хотя не все лидирующие игроки демонстрируют это качество, оно есть у удивительно большого количества. Тем не менее, я считаю, что это скорее следствие, а не причина их превосходства. Это доказывает, что в конкурентных играх существует главная идея, которая кроется за деталями конкретной игры. Лучшие игроки хорошо чувствуют эту идею и реализуют ее в любой игре, в которой участвуют. Кроме того, лучшие игроки как правило оказываются более способны к адаптации, чем к планированию, поэтому им не нужно глубокое понимание устройства игры, чтобы добиться в ней успеха. Они могут часто случайно наткнуться на похожую игру, освоить минимальные азы, и быстро приспособиться отклоняться от смертельных трюков, на которые полагаются более информированные соперники.

Йоми

«Йоми» и способность к адаптации часто следуют рука об руку. Игрок, который любит планировать, может обладать хорошими навыками йоми: он знает конкретную ситуацию настолько хорошо, что ему известны все допустимые реакции и их последствия, поэтому он может сделать точную, обоснованную догадку о ваших действиях. Но игроки, способные адаптироваться, скорее всего, изначально будут сразу «знать, что вы будете делать». Мне тяжело рассуждать о йоми в таких ненаучных терминах, но оно, по-видимому, является таинственной функцией правого полушария мозга, которую по своей природе сложно объяснить. Хотя одно можно сказать наверняка: способности к йоми у ведущих игроков очевидны. Вероятно, чтобы в это поверить, надо это увидеть, но поверьте мне: я видел это много, много раз. Некоторые игроки просто «правильно догадываются» почти каждый раз. Раньше я считал, что йоми является единственным важным фактором, отличающим лучшего игрока от остальной десятки сильнейших. Причина в том, что это единственная совершенно отчетливая черта, которая есть у лучшего игрока, и отсутствует у его ближайших конкурентов. И я никогда не встречал игрока, который бы постоянно занимал 8-е место, а люди бы сплетничали о его йоми-способностях и опасались бы их. Такая честь целиком принадлежит лучшим, и только лучшим игрокам.

Некоторые игры разработаны таким образом, чтобы активнее поощрять навыки в йоми, в отличие от других игр. Вполне возможно, к таким играм относится покер. Но в сфере файтинговых игр существует одна игра, которая требует, или, по крайней мере, поощряет навыки йоми в десять раз активнее, чем любой другой файтинг: Virtua Fighter. У этой игры чрезвычайно сложная, детализированная структура по типу «камень-ножницы-бумага» (с неравным выигрышем). Высокая скорость, с которой нужно принимать эти решения, делает способность к йоми еще более важной, чем в других случаях, потому что вся игра будет пролетать мимо слишком быстро, чтобы хотя бы успеть осуществить свою догадку, даже если нет удачных предположений о действиях соперника.

Virtua Fighter погружает игрока в молниеносную последовательность игр с догадками. Количество взаимодействий в секунду — то есть, количество игр с догадками — настолько высоко, что мастера йоми ярко выделяются среди остальных. Для тех, кто любит планировать, в игре в той же мере представлено большое количеств схем для изучения, но я думаю, ни один участник Virtua Fighter не возразит, что йоми является ключевой способностью непобедимого игрока в этой игре. Может быть, Virtua Fighter просто демонстрирует, у каких игроков всегда были лучшие способности в йоми? Или в ней у всех игроков способности к йоми развиваются сильнее, чем в других играх? Я не уверен в ответе, но, возможно, оба предположения являются правдой.

Рассмотрим японскую игру «большой палец». Игра начинается с того, что все игроки вытягивают вперед оба кулака. Один игрок начинает игру, выкрикивая «1,2» (чтобы остальные игроки приготовились), и затем называет другое число, являющееся его догадкой. Сразу после того, как он выкрикнул «2», каждый игрок оставляет либо один большой палец, либо два, либо ни одного. Ведущий пытается догадаться, каким окажется общее количество пальцев (включая его собственные). Если он ошибается, право сделать ход переходит к следующему игроку. Если он угадывает, то убирает одну руку из игры, и делает еще один ход. Побеждает игрок, первым убравший обе руки из игры. Существует специальное правило-исключение: если ведущий предположил «0 пальцев» и оказался прав, то мгновенно выигрывает.

Японская игра «большой палец» — это йоми в чистом виде. Я не вижу никакого логического объяснения, почему один игрок может играть в нее лучше, чем другой. И все же на встречах файтинговых сообществ в этой игре всегда побеждают игроки в Virtua Fighter. Йоми — это необъяснимая, невидимая сила, но она вполне реальна, и самые лучшие игроки ею обладают.

Умение оценивать

«Оценка» или «установка стоимости» — это способность определить относительную ценность различных средств, приемов, тактик или стратегий игры. Она может оказаться самым важным навыком в конкурентных играх. Если йоми — это способность понять соперника, то оценка — это понимание самой игры.

В каком-то смысле, на эту способность направлены, по сути, все конкурентные игры. Игры предполагают принятие решений, и это, конечно, ориентирует их на понимание относительной ценности рассматриваемых деталей и ситуации. Некоторые утверждают, что «умение оценивать» — слишком очевидное и базовое качество, чтобы возносить его на такой высокий пьедестал. Но когда я изучал всех лучших игроков известных мне игр, эта способность связала все в единое целое.

Лучшие игроки обычно делают несколько странные вещи, непонятные большинству. Я представляю себе график нормального распределения «оценок», имеющихся у игроков в отношении игры. Имеется в виду, что существует большое количество игроков посередине этой кривой, которые разделяют общие убеждения о том, что является хорошим и эффективным, а что нет. Они представляют «житейскую мудрость» в игре. Но у самого края кривой распределения есть несколько игроков, у которых другие взгляды на то, что является правильным. В их понимании, некоторые широко известные тактики ничего не стоят, потому что не срабатывают на высококлассных игроках. Большинству какие-то приемы или тактики кажутся бесполезными, но первоклассный игрок использует их в весьма специфическом или переработанном виде, что делает их крайне эффективными. В основном, так как такие игроки находятся на более высоком уровне понимания игры — либо с помощью детального логического анализа, либо из-за безотчетной интуиции — они смотрят на игру другими глазами и видят относительные ценности по-другому. Иногда житейская мудрость об игре оказывается ошибочной, и только лучшие игроки способны разрушить шаблоны и не увязнуть в неправильном общем мнении о том, как нужно играть. Такие первоклассные игроки очень часто не способны полностью, логически, и пошагово объяснить, почему они оценивают одну вещь гораздо выше другой. Мне кажется, мыслительный процесс при таком подходе к оценке, и процесс детального объяснения этого подхода другим — совершенно разные вещи. Лучше смотреть, как поступают мастера, чем спрашивать их, почему они так поступили.

Момент, когда все это стало мне кристально ясно, наступил, когда я размышлял о выборе новой игры. Я был знаком с человеком, который довольно много знал об этой игре, и имел к ней, как минимум, неплохие способности. Было бы естественно, спроси я его совета о том, как научиться игре. И все же, я медлил и не спрашивал. Сначала мне казалось, что это был какой-то мой собственный недостаток, может быть, иррациональный страх уступить ему, из-за которого я уклонялся от расспросов. Но затем мне в голову пришла настоящая причина: я не доверял его навыкам оценки. Дело было не в том, что мне было что-то известно об игре, что бы противоречило его мнению (я почти ничего не знал), но мне был известен его тип личности, его стиль и выступления в других играх. У него всегда имелся четкий, хорошо сформулированный аргумент, почему конкретная тактика или персонаж или что-то еще является хорошим, и почему остальное является плохим. Обычно во время споров его взгляды было трудно опровергнуть, так как за ними стояли факты и рассуждения. И все же, они довольно часто оказывались неверными, как только во время турнирной игры становится понятно, какие персонажи и тактики действительно лучшие.

И тогда я понял, что все лучшие игроки демонстрируют необыкновенно хорошие навыки оценки в том или ином виде. В файтингах они часто склоняются к игре персонажами, которые не кажутся другим сильными, или персонажами, которыми больше никто не умеет хорошо играть. Такие игроки в своих действиях немного отклоняются от общепринятых истин, потому что только им изначально известно, как поступать действительно правильно. Многие из них не были «первопроходцами», ведь они не самостоятельно обнаружили эти необычные приемы, но все они способны распознать хорошую вещь, если увидят ее — намного быстрее, чем их конкуренты.

Причина, по которой я ставлю умение оценивать даже выше йоми в личном перечне качеств золотых призеров, заключается в том, что в большинстве игр не так уж много возможностей для йоми, но практически все, что вы делаете на протяжении игры, является своеобразным показателем ваших навыков оценки.

Я должен сделать еще одно разграничение умения оценивать, разбив его на две категории, так как оно распространяется и на игроков, которые любят планировать, и на тех, кто способен к адаптации. Возьмем пример из шахмат. «Житейская мудрость» игры измеряет ценность фигуры в соответствии со следующей шкалой: пешка — 1 очко, конь и слон — 3 очка, ладья — 5, ферзь — 9, и у короля — бесконечные очки. Но насколько это правильно? Может быть, в конечном счете окажется, что слон на самом деле более ценен, чем конь. Или что еще важнее — сколько в действительности стоят пешки? Одним из величайших достижений в теории шахмат стало осознание того, что в действительности пешки занимают в шахматах центральное место. Открытая пешечная структура по сравнению с закрытой приводит к совершенно другому типу игры.

Пешки — душа шахмат.
— Филидор, композитор и неофициальный чемпион мира по шахматам 1750 года.

Поэтому данный тип оценки образуется из глубокого понимания устройства игры и осознания, какие силы являются более важными для определения исхода игры. Часто игрок, предпочитающий планировать, оперирует этими понятиями.

Другой тип оценки носит намного более своеобразный характер. Такой игрок, вместо размышлений о том, какие общие принципы являются более правильными, искусно определяет относительную ценность приемов для конкретной игровой ситуации. Да, слон, как правило, ценится так же, как конь, но в данной конкретной ситуации на доске, слон, возможно, окажется важнее всего, а конь бесполезен. Игрок, опытный в данном типе оценки, не обязательно имеет полное представление о внутреннем устройстве игры или теоретических стратегиях, но он знает точно, что хорошо, а что нет, прямо здесь и сейчас, учитывая конкретную сложную позицию.

Если игра Virtua Fighter необыкновенно хороша для проверки навыков йоми, так Magic:The Gathering — это необычайно хорошая проверка навыков оценки. Это карточная игра с тысячами и тысячами карт, где игрок собрать колоду лишь из 60 карт (или 40, в зависимости от формата соревнований). Есть плохие карты, которые считаются хорошими. Есть хорошие карты, которые считаются плохими. Есть карты, которые всегда лучше остальных карт в большинстве положений, но намного хуже при очень специфических ситуациях. Есть карты, которые невероятно хороши, но вокруг них не выстроишь ни одной удачной колоды. Есть очень плохие карты, которые входят в самые лучшие колоды, потому что подобные колоды оказываются целиком доминирующими и отчаянно нуждаются в определенной способности, пусть даже лучший имеющийся источник такой способности при других обстоятельствах оказывается ужасной картой.

Возможно, самый сложный урок, который каждый игрок в Magic усваивает вновь и вновь, заключается в том, что бывают отличные карты, из которых можно собрать отличную колоду, но которая, в конечном итоге, не победит, потому что где-то существует еще более удачная колода. Легко войти в азарт, когда вы видите замечательно собранную колоду, но «замечательная колода» существует не в вакууме. Очень часто находится некая абсолютно отличающаяся колода, с которой совершают абсолютно другие действия, и в конце концов она оказывается сильнее вашей колоды. Это не значит, что ваша колода плоха сама по себе, но если не сыграть колодой, которая еще лучше, можно слишком дорого поплатиться. Вся игра посвящена относительной стоимости колод, а не абсолютным показателям. Даже когда вы усвоите этот урок, и подыщите настоящую «лучшую колоду» из имеющегося набора карт, вы все еще можете оказаться в дураках, играя с нею. Вы также должны учитывать «метагейм», то есть информацию о выборе колод, сделанного всеми вашими соперниками в данном турнире. Возможно, всем известно об этой «лучшей варианте» и каждый решит сыграть такой колодой, которая ни на что больше не способна, кроме как победить «лучшую». Иногда «лучшая колода» все еще может выиграть, даже став объектом резкой вражды, так что все опять связано с определением относительной ценности деталей.

В так называемом «лимитированном» формате игры Magic (с использованием запечатанных наборов карт и жеребьевки) требуется, чтобы вы сразу определили относительную ценность карт, которые выберете для собственной колоды. В лимитированном формате сложнее полагаться на житейскую мудрость о том, какая колода считается хорошей, так что некоторые игроки даже выше ценят такой формат, потому что в нем способности к оценке проверяются активнее.

Игра Magic — это интересный пример, ведь некоторые игроки утверждают, что она слишком бессистемна, однако одни и те же немногие участники умеют постоянно побеждать на турнирах. В настоящее время лучшим игроком в мире является немецкий игрок Кай Бадде, и я считаю, основная причина его успеха заключается в том, что его способности к оценке гораздо лучше, чем у кого бы то ни было, особенно по сравнению с игроками со вторым типом оценки — последовательным типом. Всем известно, что Гончая (Wild Mongrel) является отличной картой, а Мерфолк-грабитель (Merfolk Looter) — хорошей картой. Какая из них в большинстве случаев является более ценной? О таких вещах бесконечно спорят на форумах и в чатах, посвященных игре. Однако более важно, какая же из них окажется более ценной в конкретной игровой ситуации? Когда вы примете в расчет количество единиц жизни у каждого игрока, оставшееся время, количество карт в руках всех игроков, качество этих карт (некоторые могут быть бесполезными, «мертвыми» картами), другие карты, которые уже игре, и т.д., то обнаружите, что это зависит от конкретной ситуации. Итак, кто знает, насколько хороша идея сделать ход, уничтожающий вашу Гончую и Мерфолка-грабителя соперника, учитывая конкретную, весьма непростую игровую ситуацию? Я скажу, кто об этом знает. Кай Бадде.

Оглавление

Внизу, под комментариями, есть форма, куда можно написать свою почту, если вы хотите, чтобы мы присылали вам информацию об интересных публикациях про разработку игр и бизнес.


Добавить отзыв

Меня зовут:
Моя почта:
Отзыв:

Перезвоните мне

Мой кабинет

Восстановить пароль

Электронная почта

Мой город:

Загрузка…

Пароль отправлен

Письмо с новым паролем отправлено на указанную почту

Спасибо!

Ваш комментарий отправлен

Спасибо!

Мы вам перезвоним

Магазины в Москве